Современные гетто в Подмосковье, жизнь людей в полупустых новостройках

Рынок жилья перенасыщен. Количество новостроек в спальных районах продолжает расти, а интерес к ним падать. В 2017 году Москва поставила рекорд. Число новостроек в старой части города увеличилось на 20% — было построено почти три с половиной миллиона квадратных метров. В условиях жесткой конкуренции удаленность от центра, типовая застройка и неразвитая инфраструктура выглядят малопривлекательными. Окраины Москвы постепенно обрастают полупустыми домами. Их обитатели рассказали «Медузе», как живется в безлюдных каменных джунглях на задворках большого города.
Лина из Некрасовки

 
Последние полгода Лина живет в Некрасовском районе Юго-Восточного административного округа в однокомнатной квартире, которую делит с мамой и отчимом. Девушка признается, что считает себя обузой для родителей. Отчим Лины купил однокомнатную квартиру еще на этапе застройки за пять миллионов рублей (сейчас подобная квартира в этом доме стоит на полмиллиона дешевле).
— Родители думали, это очень дешево. Позже я узнала, что мои знакомые за те же деньги купили здесь «двушку». Я не стала говорить маме и отчиму, не хотела их расстраивать. Но вообще, это большая разница — «двушка» и «однушка». Думаю, они облажались.
На крохотной кухне в 7 квадратных метров едва умещается необходимая мебель. Единственная комната в квартире служит и спальней, и гостиной. Из открытых окон балкона доносится шум —  строят будущую станцию метро Кожуховской линии «Некрасовка», открытие которой перенесли с 2017 на 2018 год. Лина продолжает рассказ:
— Стройка не прекращается ни днем, ни ночью. Мне вставать в шесть утра, а они шумят на весь район. Я не пробовала жаловаться, не верю в это особо. Не думаю, что они [рабочие] такие фанаты своего дела. Не миллионы там получают. Наверняка им сказали, что работу нужно быстрее закончить. Строителей здесь много, но я впервые вижу, чтобы после работы они шли на улицу заниматься спортом. Они ломают шаблон: не курят, не пьют, не ругаются матом.
Каждое утро Лина встает в шесть часов, тихо собирается, чтобы не разбудить родных, и идет на работу. В восемь утра подъезд 17-этажного дома пустует. Когда девушка возвращается — обычно не раньше одиннадцати часов вечера, в ее секции горит только три-четыре окна.
Работает Лина, как и ее немногочисленные соседи, в центре Москвы. Путь до работы занимает около часа: пять минут до остановки, 15 минут на автобусе до станции Выхино и 35 минут на метро. Некоторым жителям района приходится добираться до остановки через пустырь, по грязи и деревянным дощечкам. Лине повезло: автобус останавливается недалеко от ее дома.
Поначалу Лине нравилось жить в тихом районе, но вскоре стало не хватать общения: «Было так тихо, так спокойно. Но потом мне захотелось с кем-нибудь поговорить, а не с кем. Не по себе стало. Первое время я плутала по району, настолько однотипная в нем застройка. Со временем стала лучше ориентироваться, но полюбить Некрасовку так и не смогла. Сейчас здесь пустынно и некуда сходить».
— Здесь было настолько темно и страшно. Слава богу, я по жизни пацанка, одеваюсь в мужском стиле. Когда меня останавливают [на улице], кричат: «Эй, парень!» Так что я могла спокойно здесь прогуливаться. Так лысо, зелени не хватает. В Жулебино был лес. На «Кузьминках» — Кузьминский парк. «Новослободская» — центр, всегда есть куда пойти. А здесь единственное место с нормальными старыми деревьями — пустырь, через который все ходят на остановку.
Я читала статью о Некрасовке, ее назвали гетто Москвы, потому что здесь очень дешево продают квартиры. Покупает в основном средний класс и ниже. Состоятельных людей я [здесь] ни разу не видела. Думаю, здесь будет неплохо, когда все достроят. Но пока мне не очень нравится.
Константин из «Люберец»

От Некрасовского района до нового жилого комплекса «Люберцы» ехать не больше пятнадцати минут. «ЖК «Люберцы» — новостройка для счастливой жизни», — говорится на официальном сайте застройщика. Для «счастливой жизни» здесь есть все необходимое: станция аэрации, промышленные зоны и мусоросжигательный завод, о чем жильцы узнали позже.
— Неприятные запахи присутствуют в основном утром и ночью, — признается 30-летний Константин Прудников, купивший квартиру в ЖК. — Но я по этому поводу не заморачиваюсь. Где-то запахи чувствую, где-то нет. Они не ядовитые. Окно закрыл, и все хорошо.
Куда больше запахов мужчину волнуют пробки. Выехать из можно с двух улиц. Уже сейчас это довольно проблематично, а «Люберцы» продолжают расти. «Скоро еще три дома сдадут. За ними еще дома — у застройщика планы до 2021 года. А выезжать все будут через одни «двери», — сокрушается мужчина.
Прудников купил однокомнатную квартиру на улице Дружбы в 2015 году, когда от будущего дома были только сваи. Привлекательной показалась и небольшая удаленность от Москвы, и обещанная станция метро «Некрасовка», дата сдачи которой переносится из года в год.
В 17-этажном доме Прудникова пять подъездов, из них плотно заселены только первые два — там продавались квартиры с отделкой. Многих своих соседей Константин уже хорошо знает: он занимается решением всех жилищных вопросов. Пока особых замечаний к дому у него нет: «Для бюджетного варианта вполне себе».
Почти у каждого дома есть детская и спортивная площадки: мужчины играют в футбол, а женщины — с детьми. А вот с инфраструктурой пока проблемы: не хватает школ и детских садов, нет больницы, полицейского участка и крупных продуктовых магазинов. «Я не чувствую себя здесь полностью безопасно, — говорит Прудников. — При вызове наряд полиции очень долго едет. Бывают инциденты, ведь всякое случается в процессе житья-бытья».
Несмотря на то, что не все идеально, мужчина доволен своим приобретением. Привлекательная цена на жилье и перспективы развития района для него играют важную роль.
— Вообще, мне нравится здесь жить. Просто нравится. Думаю, если район будет развиваться, он будет очень даже хорошим. Вопрос доступа сюда — он наиболее острый. Но люди ко всему приспосабливаются: чуть раньше выехал, меньше поспал; вечером постоял в пробке часок. Просто район построен в чистом поле. То, что здесь происходит, это нормально. Я так считаю. Может, у кого-то другое мнение на этот счет.
Оксана из «Москва-А101»

По Калужскому шоссе, в шести с половиной километрах от МКАД, расположен поселок Коммунарка. Здесь выстроились оранжево-коричневые новостройки ЖК «Москва-А101». В одной из них живет Оксана с семьей.
Оксана — молодая мать. Она переехала сюда с мужем и дочерью из коммуналки в Лобне. Собственная квартира в новом ЖК обошлась им в 5,8 миллиона — на 200 тысяч дороже, чем они планировали.
— После покупки нам еще какие-то метры прибавили, всего получилось 77 квадратных метров. Пришлось доплатить двести тысяч. Я плохо знаю, как так вышло. Этим всем муж занимался.
Над жилым комплексом то и дело пролетают самолеты, но Оксана не жалуется, ей не привыкать.
— Когда в Лобне жили, у нас [аэропорт] Шереметьево рядом был. Самолеты еще ниже летали, прямо над нашим домом. А через дорогу постоянно ездили электрички. Так что мы к шуму привыкли и уже не замечаем его.
Соседей пока немного, и лифт для жильцов не сделали. Пока работает только один грузовой, на котором постоянно что-то перевозят рабочие, заканчивающие отделку.
— Нам только один лифт дали, грузовой. Там постоянно что-то загружают, разгружают. Поэтому приходится ходить с ребенком по лестницам. Но это ничего, у меня соседка вообще с [детской] коляской!
Несмотря на неудобства, Оксана не жалеет о покупке: «Одно плохо — дочь не берут в садик». Мест в двух построенных садах не хватает. Нет и торгового центра. Обещали построить, но на его месте уже стоят два новых дома.
— Жители против, конечно, даже на митинги выходили. Раньше много салонов красоты было, но сейчас они позакрывались. Так что развлечь себя можно, только если в Москву ехать. Но с ребенком особенно никуда не поедешь.
Роман из «Царицыно»

Самое дешевое жилье на первичном рынке Москвы, по данным онлайн-сервиса «Мир квартир», — в Восточном Бирюлево. Здесь располагается ЖК «Царицыно», строить который начали еще в 2006 году. Из-за кризиса стройка затянулась, компания-застройщик «Настюша» не смогла выполнить свои обещания перед дольщиками.
В 2016 году на помощь пришло правительство Москвы: срок строительства продлили до 2021 года и увеличили общую жилую площадь проекта с 818 до 960,5 тысячи квадратных метров. Проблему это не решило. По данным «РИА Недвижимость», в реестре проблемных объектов указано 809 пострадавших дольщиков ЖК «Царицыно». Советник по коммуникациям компании «Настюша» Арсений Меситов говорит о шести тысячах дольщиков.
Свою 67-метровую «двушку» в ЖК «Царицыно» Роман и его жена купили в 2014 году. Она обошлась в полтора раза больше первоначальной цены квартиры, более девяти миллионов рублей. «Тогда еще не было достоверной информации о сложностях застройщика. Дом выглядел готовым, помню, нас даже пустили квартиру посмотреть. Все покатилось вниз, как только мы оформили сделку: всплыли подробности о том, что владелец „Настюши“ вывозил со стройки деньги, подрядчикам перестали платить, а сроки сдачи стали затягивать».
До сих пор жильцы не могут оформить квартиру в собственность. Из-за этого нельзя прописаться и устроить детей в садик.
— Дом как бы сдан, но на кадастре он не стоит. Эту проблему мог бы решить застройщик, но ему не до нас. Знаю, многие страдают, потому что не могут прописаться и устроить детей в садик. К тому же ходили разговоры, что не переданный в собственность дом может попасть на аукцион за долги «Настюши».
Хватает недоделок и в самих квартирах. Кривые потолки и стены, щели на балконе и полное отсутствие фурнитуры, неработающая противопожарную систему и разобранные электрические щитки на этаже. Решать эти проблемы никто не торопится.
— У нас есть управляющая компания «Грант» — насколько я знаю, ее выбрала управа, но на обращения жильцов с просьбой решить проблемы она не реагирует. У застройщика — банкротство, ему точно не до гарантийных обязательств по дому. Единственный более-менее рабочий вариант решения бытовых проблем — портал gorod.mos.ru.
Роман признается, что квартира не оправдала его ожиданий, но жалеть уже поздно. Надо как-то обжиться и надеяться на лучшее, больше ничего не остается.
— Мы с женой выросли в этом районе. Помню, когда впервые приехали в ЖК, еще до покупки, гуляли между домами и представляли, каким уютным будет район, когда стройка закончится. Современные детские площадки, садики, школы.  А сейчас получается, что только маленький кусочек живой, а вокруг — бездушные тела домов. к людям забираются в квартиры, воруют деньги, вещи. Ну, а что жалеть? Взяли ведь уже [квартиру]. Знали бы, естественно, обошли бы все это стороной.
Нино из «Аристово-Митино»

 
Семья Нино ждала переезда в ЖК «Аристово-Митино» шесть лет. Строительство затянулось из-за обвинений в адрес владельца компании-застройщика «РАСТ». Его заподозрили в причастности к организации нелегальной миграции — по версии следствия, сын министра использовал мигрантов на стройплощадках своей компании. Доказать это не удалось, но разрешение на ввод ЖК «Аристово-Митино» в эксплуатацию компания «РАСТ» смогла только в марте 2016 года. Нино была одной из первых, кому выдали ключи.
— Мы купились на то, что стройка велась под патронажем правительства. Подумали, оно кого попало не возьмет. Все будет быстро и четко. Продажи квартир в ЖК начались в феврале 2011 года, в ноябре семья женщины заплатила 3,6 миллиона рублей за 58 квадратных метров и начала готовиться к переезду.
К 2012 году, когда строительство ЖК «Аристово-Митино» должно было быть закончено, на месте будущего поселка стояли не подключенные к коммуникациям каркасы домов.
— Нам обещали рядом построить небольшой многофункциональный центр — с магазинами разными и подземной парковкой. Но теперь непонятно, будет ли он. У нас же застройщик — банкрот. Даже не все дома еще сдал, а их надо срочно запустить [подключить к коммуникациям], чтобы перезимовали. Поэтому жильцам предлагают скинуться и нанять рабочих. Нечестно, конечно, но ты выбираешь: доплатить условные 40 тысяч рублей и получить жилье, либо ничего не получить. А так много чего нечестно. И то, что нам задержали [сдачу домов], и то, что не все построили.
Готовить приходится на электрической плите. Газа в ЖК нет, когда появится — неизвестно. За годы стройки женщина, как и многие дольщики «Аристово-Митино», привыкла относиться ко всему спокойно. Пока Нино с мужем ждали строительства обещанного детского сада, их сын пошел в школу.
— Когда мы покупали квартиру, нам был нужен садик. А сейчас сын идет уже во второй класс. По прописке нам положена деревенская школа, но в ней нет то ли учителя истории, то ли географии. Поэтому мы зарегистрировали сына у знакомой в Митино.
Как ни странно, семья ни на что не жалуется. Они убеждены, что многим живется куда хуже.
— Здесь же живут как-то люди. А если хочется лучшего, селись в Москве. Никто не неволит. Кто мы такие, чтобы требовать большего, чем есть у людей в округе? Слава богу, что вообще заселились. Некоторые гораздо хуже живут.

Рейтинг: 
0
Оценок пока нет

Интересно

Клей ПВА строительный
Поливинилацетатный клей или клей ПВА - без органических растворителей, экологически чистая дисперсия белого цвета обладающая отличной клеящей способностью. В строительной индустрии используется как добавка к цементным растворам в качестве модификатора, на который "сажаются" кафель и керамическая плитка практически намертво, для приклеивания любой облицовочой плитки. Обрабатывая основу клеем можно добиться адгезии с отделочным материалов в несколько раз выше. При работе с цементами и штукатурными смесями помогает избежать образования трещин, при...

Опрос

Есть ли у вас баня?
Да, есть
29%
Нет, но хочу построить
57%
Нет
14%
Всего голосов: 7